+7 (495) 332-37-90Москва и область +7 (812) 449-45-96 Доб. 640Санкт-Петербург и область

Приобретение движимого имущества на торгах при ликвидации взаимозависимого банкрота

Приобретение движимого имущества на торгах при ликвидации взаимозависимого банкрота

Обращаем Ваше внимание, что основная часть нашего ассортимента — технически сложные товары бытового назначения электроника, фотоаппаратура, бытовая техника и т. Указанные товары, согласно Постановлению Правительства РФ от Помимо права на обмен товара надлежащего качества, предусмотренного Законом РФ от Наличие следов эксплуатации может стать основанием для отказа в удовлетворении Ваших требований. Тем не менее, если указанный товар относится к технически сложным, утв. Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Реальная цена авто на торгах по банкротству.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Приобретение движимого имущества на торгах при ликвидации взаимозависимого банкрота

Федеральная налоговая служба направляет для использования в работе обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в четвертом квартале года по вопросам налогообложения. Положения пункта 25 статьи Налогового кодекса Российской Федерации не предполагают обложения налогом на имущество организаций объектов движимого имущества, которые до совершения сделки между взаимозависимыми лицами, реорганизации или ликвидации юридических лиц не признавались объектом налогообложения у первоначального предыдущего собственника, только лишь в связи с принятием такого имущества на учет в результате реорганизации или ликвидации юридических лиц, а также передачи имущества между взаимозависимыми лицами.

Общество приобрело в и годах у юридических лиц, являющихся по отношению к нему взаимозависимыми, объекты движимого имущества транспортные средства , которые были приобретены контрагентами названного общества после 1 января года.

По результатам камеральной налоговой проверки за год общество было привлечено к налоговой ответственности за неполную уплату налога на имущество.

Придя к выводу об отсутствии оснований для применения обществом налоговой льготы, предусмотренной пунктом 25 статьи Налогового кодекса Российской Федерации налоговый орган привлек общество к ответственности и доначислил налог на имущество организаций.

Другое общество, основным видом деятельности которого является в том числе лизинговая деятельность, приобретение и реализация транспортных средств, на регулярной основе приобретало у взаимозависимых и невзаимозависимых лиц автотехнику, которую предоставляло в лизинг третьим лицам, при этом на период лизинга оставаясь собственником этой автотехники.

По результатам камеральной налоговой проверки за 1 квартал года, придя к выводу о неправомерном применении обществом налоговой льготы, предусмотренной пунктом 25 статьи Налогового кодекса Российской Федерации, в отношении движимого имущества, приобретенного у взаимозависимых лиц и принятого к учету после 1 января года, налоговый орган доначислил обществу налог на имущество организаций.

Третье общество в результате реорганизации в форме присоединения к нему другого юридического лица приобрело объекты движимого имущества полувагоны, вагоны-платформы, автомобили , которые были приняты на учет присоединяемым юридическим лицом после 1 января года и не являлись объектами налогообложения. По результатам камеральной налоговой проверки за год налоговый орган, придя к выводу о неправомерном применении обществом налоговой льготы по налогу на имущество, установленной пунктом 25 статьи Налогового кодекса Российской Федерации в отношении движимого имущества, принятого на учет после 1 января года в составе основных средств в результате реорганизации юридического лица, привлек общество к ответственности за совершение налогового правонарушения и предложил уплатить доначисленный налог на имущество организаций, а также пени и штраф.

Обжалование решений налоговых органов обществами в судебном порядке к положительному результату для них не привело. Определениями Верховного Суда Российской Федерации обществам отказано в передаче их кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Суды, поддержавшие выводы налоговых органов, посчитали обоснованными доначисление налога на имущество в отношении имущества, приобретенного у взаимозависимых лиц, а также допустили возможность применения пункта 25 статьи Налогового кодекса Российской Федерации к отношениям по уплате налога в отношении имущества, приобретенного как после 1 января года, так и в период с 1 января года по 1 января года.

Общества обратились с жалобами в Конституционный Суд Российской Федерации. По мнению заявителей, положения пункта 25 статьи Налогового кодекса Российской Федерации не соответствуют ряду статей Конституции Российской Федерации, поскольку их применение имеет разные экономические и правовые последствия для организаций при налогообложении имущества одной и той же категории в зависимости лишь от формальных условий источников его приобретения.

Конституционный Суд Российской Федерации, признавая пункт 25 статьи Налогового кодекса Российской Федерации не противоречащим Конституции Российской Федерации, указал, что из приведенного судами истолкования данной нормы следует, что применение его положений в отношении однородных объектов движимого имущества при одинаковых условиях, в том числе сроках его создания, времени приобретения, и равнозначном экономическом использовании влечет отказ в применении налоговой льготы, прекращает ее действие и ставит объект под обложение налогом на имущество организаций лишь на том основании, что это движимое имущество перешло к кому-либо из группы взаимозависимых лиц либо поступило налогоплательщику вследствие реорганизации или ликвидации юридических лиц.

При этом налоговое освобождение действует, если, в частности, указанное имущество остается в группе взаимозависимых лиц, и она продолжает использовать его объекты с условием, что никто из участников группы их друг другу не передает. В российской правовой системе реорганизация и ликвидация юридических лиц, а также взаимозависимость хозяйствующих субъектов и относящиеся к ним условия, признаки, процедуры, правовые последствия регулируются актами гражданского, антимонопольного и иного законодательства, в том числе Налоговым кодексом Российской Федерации, из положений главы Порядок определения доли участия одной организации в другой организации или физического лица в организации" которой не следует, в частности, что взаимозависимость противоправна.

Взаимозависимость представляет собой распространенное правовое состояние экономическое правоотношение , а его правовое определение и оформление являются предпосылкой налогового регулирования и контроля. Такие экономико-правовые отношения не могут быть основанием к исключению из общего режима налогообложения с налоговыми изъятиями обязательствами , от которых свободны все прочие налогоплательщики в рамках одной категории.

Установление или восстановление налогообложения исключительно по такому основанию сопоставимо по характеру и последствиям с мерами фискального принуждения, применение которого не обусловлено в данном случае противоправной деятельностью и злоупотреблениями и потому не может быть оправдано целями защиты конституционно значимых ценностей. Таким образом, прекращение действия налоговой льготы, обусловленное использованием в правомерной деятельности отдельно взятых законных средств процедур, правил, форм , притом что с ее осуществлением не связано доказанное правонарушение или злоупотребление правом, не может быть признано пригодным уместным в защите конституционно значимых ценностей и, соответственно, пропорциональным целям такой защиты.

Учитывая изложенное, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что пункт 25 статьи Налогового кодекса Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу не допускает спорных правоограничений в отношении добросовестных участников гражданского оборота, получивших в процессе реорганизации ликвидации и или заключения гражданско-правовых сделок движимое имущество, не подлежавшее налогообложению у первоначального предыдущего собственника.

Более того, придание названному законоположению смысла, противоположного выявленному Конституционным Судом Российской Федерации, означает его применение с обратной силой в отношении объектов, учтенных в качестве основных средств с 1 января года до 1 января года, тогда как именно в этот период движимое имущество, принятое с 1 января года на соответствующий учет в том числе произведенное после указанной даты , было без оговорок, то есть полностью, изъято из числа объектов, облагаемых налогом на имущество организаций.

По смыслу Конституции Российской Федерации, общим для всех отраслей права является принцип, согласно которому в правовом государстве закон, ухудшающий положение граждан соответственно, и юридических лиц как особых объединений, созданных для реализации конституционных прав и свобод граждан , обратной силы не имеет; прямой запрет, касающийся придания закону обратной силы, сформулированный в статье 57 Конституции Российской Федерации, служит гарантией защиты прав налогоплательщиков и плательщиков иных обязательных по закону публичных платежей в бюджет, которые не должны выводиться из сферы действия статьи 57 Конституции Российской Федерации, закрепляющей на универсальной основе условия надлежащего установления налогов и сборов.

Исходя из изложенного Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что судебные акты, вынесенные в отношении заявителей на основании пункта 25 статьи Налогового кодекса Российской Федерации в истолковании, расходящемся с выявленным конституционно-правовым смыслом, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Органы местного самоуправления вправе разъяснять налогоплательщикам положения местных налоговых законов, однако не наделены правом разъяснять нормы федерального законодательства.

В рамках арбитражных споров общества и налогового органа был рассмотрен вопрос о правомерности применения обществом пониженной ставки земельного налога в размере 0,3 процента в отношении принадлежащих ему на праве собственности земельных участков категории "земли сельскохозяйственного назначения" с видом разрешенного использования "под дачное строительство".

При этом до рассмотрения указанных споров общество обращалось в администрацию соответствующего сельского поселения по вопросу применения налоговой ставки земельного налога в размере 0,3 процента к земельным участкам с видом разрешенного использования - "для дачного строительства".

Судами в удовлетворении требований общества отказано в силу того, что спорные земельные участки не могут быть использованы обществом, являющимся коммерческой организацией, для личного подсобного хозяйства, садоводства, огородничества или животноводства, а также дачного хозяйства.

Суды отвергли письменные разъяснения, данные местным органом власти. По мнению налогового органа и судов в отношении принадлежащих обществу спорных земельных участков подлежала применению ставка земельного налога 1,5 процента, поскольку пониженная ставка земельного налога установлена для земель сельскохозяйственного назначения, приобретенных предоставленных для дачного хозяйства, которое в силу статьи 1 Федерального закона от Заявитель обратился с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации в которой он оспаривал положения пункта 8 статьи 75 Налогового кодекса Российской Федерации, считая что они не соответствуют статьям 19, 46 и 55 Конституции Российской Федерации, в той мере, в какой создают невозможность освобождения от начисления сумм пеней за неуплату местных налогов в случае, когда доначисления сумм налога и пени основаны на ином толковании норм права, отличающемся от разъяснения компетентного органа финансового органа местного самоуправления , которым руководствовался налогоплательщик.

Положения пункта 1 статьи и абзаца четвертого подпункта 1 пункта 1 статьи Налогового кодекса Российской Федерации, по мнению заявителя, не соответствуют статьям 19, 34, 35, 46, 54, 55 и 57 Конституции Российской Федерации, в той мере, в какой они не предоставляют налогоплательщикам - коммерческим организациям права на применение пониженной налоговой ставки земельного налога в отношении находящихся в их собственности земельных участков, имеющих вид разрешенного использования "для дачного хозяйства" "для дачного строительства".

Конституционный Суд Российской Федерации отказал обществу в принятии жалобы к рассмотрению. При этом он указал, что законодательство связывает возможность получения налогоплательщиком налоговой преференции в виде освобождения от начисления пени на сумму недоимки, предусмотренной пунктом 8 статьи 75 Налогового кодекса Российской Федерации, с выполнением налогоплательщиком письменных разъяснений любого финансового органа публичной власти, а не только финансового органа государственной власти.

Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что полномочия органов местного самоуправления ограничены возможностью толковать правовые нормы, принятые на уровне муниципального образования, а не любые нормы федерального налогового законодательства и налогового законодательства субъекта Российской Федерации; применительно к земельному налогу это, в частности, предполагает право финансовых органов муниципальных образований давать разъяснения только относительно принятых ими нормативных правовых актов, не касаясь тех вопросов, которые нашли свое непосредственное отражение в Налоговом кодексе Российской Федерации и законодательстве субъекта Российской Федерации.

Так как в силу пункта 1 статьи Налогового кодекса Российской Федерации к полномочиям органов местного самоуправления отнесено лишь установление размера налоговой ставки земельного налога, в том числе в отношении земельных участков, приобретенных предоставленных для личного подсобного хозяйства, садоводства, огородничества или животноводства, а также дачного хозяйства, органы местного самоуправления не вправе определять условия отнесения тех или иных земельных участков к указанной категории для целей налогообложения и давать разъяснения по вопросу о том, какие земельные участки считаются приобретенными предоставленными для дачного хозяйства, а выполнение налогоплательщиком таких разъяснений не может формировать законные ожидания относительно правильности исчисления и уплаты налогов, служить основанием для освобождения от уплаты пени.

Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации подтвердил, что при оценке возможности применения пониженной ставки земельного налога в отношении земельных участков, приобретенных предоставленных для личного подсобного хозяйства, садоводства, огородничества или животноводства, а также дачного хозяйства, не может не учитываться целевое назначение данного участка и правовой статус его собственника.

Вычеты сумм налога на добавленную стоимость, исчисленных налогоплательщиком с сумм оплаты, частичной оплаты, полученных в счет предстоящих поставок товаров работ, услуг , производятся с даты отгрузки соответствующих товаров выполнения работ, оказания услуг.

При этом не предполагается возможность изменения срока восстановления сумм налога на добавленную стоимость, принятого к вычету в отношении авансовых платежей, с переходом на налоговый период, следующий за налоговым периодом, в котором соответствующие гражданско-правовые обязательства были фактически исполнены. По итогам проведенных камеральных налоговых проверок, представленных обществом деклараций по налогу на добавленную стоимость за 2 и 3 кварталы года, инспекция отказала налогоплательщику в возмещении налога исходя из того, что им не были восстановлены суммы налога с предоплаты, внесенной во исполнение договора, заключенного с контрагентом.

Уменьшая сумму налога, заявленную обществом к возмещению, налоговый орган пришел к выводу, что восстановлению подлежат суммы налога, определенные исходя из сумм, которые по итогам налогового периода перестают являться оплатой частичной оплатой в счет предстоящих поставок.

При этом обязанность покупателя восстанавливать налог на добавленную стоимость подлежит исполнению в том налоговом периоде, в котором продавец отгрузил покупателю товары работы, услуги и у последнего возникло право на налоговый вычет в размере, указанном продавцом в счете-фактуре при такой отгрузке. В рамках арбитражного дела налогоплательщик полагал, что обязанность восстановить налог с предоплаты возникает только в том периоде, в котором суммы налога на добавленную стоимость подлежат вычету по приобретенным работам, в момент получения счетов-фактур и первичных документов от контрагентов, в его конкретном случае - в последующих налоговых периодах.

Подавая жалобу в Конституционный Суд Российской Федерации, общество указывало, что по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой подпункту 3 пункта 3 статьи Налогового кодекса Российской Федерации, данные положения не позволяют отнести восстановление сумм налога на добавленную стоимость, исчисленного с авансовых платежей, на налоговый период, в котором у налогоплательщика-покупателя возникла возможность документального подтверждения права на получение налогового вычета, а именно поступили от продавца необходимые первичные документы, в том числе счета-фактуры.

При этом он указал, что пункт 1. При этом не исключается выставление счета-фактуры в электронной форме пункт 1 статьи Налогового кодекса Российской Федерации. Организационные же дефекты в экономической деятельности налогоплательщика не могут служить поводом для неисполнения налоговой обязанности. Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что оспариваемые законоположения не препятствуют налогоплательщику в рамках избранного во взаимоотношениях с контрагентами порядка оплаты исполнения обязательств обеспечить планирование и организацию экономической деятельности на условиях, позволяющих в установленном порядке воспользоваться правом на принятие к вычету сумм налога на добавленную стоимость при восстановлении сумм данного налога, исчисленного с авансовых платежей.

В целях применения положений пункта 2 статьи Налогового кодекса Российской Федерации безнадежными долгами перед налогоплательщиком признаются соответствующие долги в том случае, когда образование долга связано с реальной хозяйственной деятельностью. Решением инспекции, вынесенным по результатам проведения выездной налоговой проверки, обществу доначислен налог на прибыль организаций, а также начислены соответствующие суммы пеней.

Основанием доначисления спорного налога послужил вывод инспекции о неправомерном отнесении обществом к внереализационным расходам, учитываемым при определении налогооблагаемой прибыли за спорный период, сумм дебиторской задолженности с истекшим сроком исковой давности, образовавшейся у контрагента общества заемщика в - годах по договорам займа, в связи с получением обществом при взаимоотношениях с указанной организацией необоснованной налоговой экономии.

При рассмотрении настоящего спора суды установили отсутствие деловых и экономических целей при предоставлении обществом займов контрагенту, поскольку заимодавцу было известно о неплатежеспособности заемщика ввиду неосуществления им деятельности, направленной на реальное получение прибыли, аффилированность и взаимозависимость всех участников данных операций, а также формальное, не направленное на реальное получение денежных средств от указанного юридического лица, взыскание спорной задолженности в рамках арбитражных судебных дел, целью которых является включение расходов в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций и для последующего банкротства должника.

Подавая жалобу в Конституционный Суд Российской Федерации, общество полагало, что пункт 2 статьи Налогового кодекса Российской Федерации с учетом правоприменительной практики препятствует учету для целей налогообложения безнадежного долга ликвидированной организации, а потому противоречит статье 57 Конституции Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации отказал обществу в принятии жалобы к рассмотрению, указав, что оспариваемая норма по своему содержанию предназначена для реализации налогоплательщиками права на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций в условиях осуществления ими законной предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, и подлежит применению во взаимосвязи с иными положениями Налогового кодекса Российской Федерации, в которых предусмотрены общие критерии отнесения затрат к расходам для целей налогообложения, включая их обоснованность, в частности, с пунктом 1 его статьи Пониженные ставки налога на прибыль иностранных организаций, предусмотренные Соглашением об избежании двойного налогообложения с Республикой Кипр в отношении дивидендов не применимы, если дивиденды транзитно перечисляются через подконтрольную кипрскую компанию в компанию, расположенную в иной юрисдикции.

В ходе налоговой проверки инспекция установила, что в течение и годов общество производило выплату дивидендов в адрес иностранной компании, которая является акционером заявителя и резидентом Кипра. Инспекция посчитала, что при выплате доходов в виде дивидендов иностранной компании общество неправомерно применило пониженные ставки 5 процентов и 10 процентов, предусмотренные статьей 10 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр от Фактически дивиденды были получены иностранными компаниями, зарегистрированными на Британских Виргинских островах, а поскольку между Российской Федерацией и Британскими Виргинскими островами не заключены международные договоры, содержащие положения, касающиеся налогообложения, то налогообложение организации - резидента Британских Виргинских островов осуществляется в соответствии с положениями Налогового кодекса Российской Федерации по ставке 15 процентов.

Суды пришли к выводу о доказанности налоговым органом вывода о создании обществом схемы по уклонению от уплаты налогов, путем формального использования резидента Республики Кипр с целью создания видимости выполнения условий, определенных Соглашением для применения пониженной налоговой ставки.

Соглашаясь с позицией налогового органа о том, что иностранная компания - резидент Республики Кипр является промежуточным звеном кондуитной компанией , которая фактически не получает выгоду от полученного дохода и не определяет его дальнейшую судьбу, не является конечным выгодоприобретателем в отношении полученного на его счет дохода, учитывая, что указанный доход транзитом перечислен в адрес организаций, зарегистрированных на Британских Виргинских островах, с правительством которых у Российской Федерации не заключено международное соглашение об избежании двойного налогообложения, суды приняли во внимание, что иностранная компания Республики Кипр создана как формальный собственник общества, денежных средств для приобретения акций общества не имела, в связи с чем не могла осуществить вложение в уставный капитал, а также то, что единственная операция, совершаемая данной компанией - транзитное перечисление денежных средств по "цепочке" акционеров.

Суды установили, что доход, полученный иностранной компанией Республики Кипр по "цепочке" юридических лиц, перечисляется в пользу юридического лица, расположенного на Британских Виргинских островах, то есть лица, которое не имело бы льгот пониженных ставок по соответствующему договору об избежании двойного налогообложения, если бы такие доходы выплачивались ему напрямую. Учитывая, что статья 10 Соглашения не может применяться в ситуациях, когда действия участников направлены лишь на создание удобного льготного налогового режима, и налогообложение должно производится с учетом налогового резидентства действительного получателя дохода в рассматриваемом случае - юридического лица, расположенного на Британских Виргинских островах , суды пришли к выводу, что налогоплательщик не имел права на применение пониженных налоговый ставок.

В случае превышения порогового значения соотношения контролируемого заемного и собственного капиталов, проценты, начисленные по кредитным договорам с иностранной организацией, могут быть переквалифицированы в дивиденды, выплаченные в адрес иностранной компании, владеющей капиталами заемщика и заимодавца по правилам пунктов 2 и 4 статьи Налогового кодекса Российской Федерации.

По итогам выездной налоговой проверки обществу в том числе доначислены налог на прибыль организаций и налог на прибыль с доходов в виде дивидендов за - годы, начислены соответствующие суммы пеней и штрафов за несвоевременную уплату указанных налогов. При этом инспекция исключила из состава внереализационных расходов общества сумму процентов, превышающих в проверяемом периоде предельные нормы процентов, рассчитанных в соответствии с пунктом 2 статьи Налогового кодекса Российской Федерации, переквалифицировав ее с учетом фактической выплаты в дивиденды на основании пункта 4 статьи Налогового кодекса Российской Федерации.

Суды установили, что общество в проверяемом периоде имело непогашенную задолженность по долговому обязательству перед иностранной организацией, которая контролировалась другой иностранной компанией, косвенно владеющей процентами уставного капитала, как заемщика, так и заимодавца. Признав, что обществом допущено превышение порогового значения соотношения контролируемого заемного и собственного капиталов, суды приравняли проценты, начисленные по кредитным договорам с иностранной организацией, к дивидендам, выплаченным иностранной компании, владеющей капиталом общества и иностранной организации, и облагаемым налогом в соответствии с пунктом 3 статьи Налогового кодекса Российской Федерации.

Судами принято во внимание, что заимодавцем является иностранная организация, доход которой от источника в Российской Федерации в виде процентов по займам не облагался налогом в - на территории Великого Герцогства Люксембург, что исключает возможность двойного налогообложения указанного дохода; при этом судами установлен факт обслуживания корпоративных убытков группы за счет перераспределения прибыли, полученной в Российской Федерации. Учитывая особую роль и срок период начала деятельности иностранной компании, внутрикорпоративный источник и характер самого займа отсутствие встречного предоставления при передаче прав новому заимодавцу и корпоративная маржа в качестве экономического корпоративного регулятора при сохранении контроля со стороны материнской компании - все указанные обстоятельства приняты судами как свидетельствующие о том, что источником капитала каждого из заимодавцев в том числе предоставленного в качестве взноса в уставный капитал или в виде пополнения оборотных средств являются средства одной группы компаний.

С учетом указанной схемы кредитования иностранной компании судами отклонены доводы общества о недоказанности инспекцией ее формальной роли в качестве посредника, осуществляющего транзит денежных средств от материнской компании, как не имеющие правового значения для признания задолженности общества контролируемой материнской компанией.

При этом суды не усмотрели оснований для привлечения к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, иностранной компании, права и законные интересы которой оспариваемыми судебными актами непосредственно не затрагиваются.

Контролирующая организация должна уведомлять о контролируемых иностранных компаниях даже в случае отсутствия у них доходов в виде прибыли. По результатам камеральной налоговой проверки налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за год общество было привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, выразившегося в непредставлении в инспекцию уведомления о двух контролируемых иностранных компаниях КИК , доля участия общества в которых составляла процентов.

Общество же полагало, что обязанность уведомлять налоговый орган о КИК имеется только когда по итогам деятельности иностранной компании у контролирующего лица возникает положительный экономический результат. Привлекая общество к ответственности, налоговый орган посчитал, что факт отсутствия дохода получение убытка у контролируемой иностранной компании не освобождает контролирующее лицо от обязанностей, предусмотренных статей Глава 3. Суды поддержали выводы налогового органа, отметив, что признание налогоплательщика контролирующим лицом иностранных организаций, возникновение обязанности по представлению уведомления о КИК и, как следствие, привлечение к ответственности за непредставление уведомления о КИК в соответствии с пунктом 1 статьи Положения статьи Ликвидация объектов основных средств сама по себе не является основанием для восстановления сумм налога на добавленную стоимость на основании подпункта 2 пункта 3 статьи Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку приводит к прекращению физического существования этих объектов, а не к их дальнейшему использованию в необлагаемой деятельности.

Налоговый орган в ходе налоговых проверок уточненных налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость установил, что в результате аварии объекты основных средств общества оборудование маслоэкстракционного цеха пришли в негодность и списаны с бухгалтерского учета. Оставшиеся после ликвидации объектов запасные части и отходы лома цветных металлов приняты обществом к учету в качестве материалов.

В 1 квартале года общество произвело реализацию лома цветных металлов, оставшегося после ликвидации объектов основных средств, отразив данную операцию в налоговых декларациях в качестве необлагаемой в соответствии с подпунктом 25 пункта 2 статьи Налогового кодекса Российской Федерации. Налоговый орган пришел к выводу, что суммы налога, ранее правомерно принятые к вычету по частично амортизированным основным средствам, подлежат восстановлению в силу пункта 3 статьи Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку операции по реализации металлолома, оставшегося после ликвидации данных объектов, не подлежат налогообложению, в связи с чем доначислил обществу налог на добавленную стоимость.

Суд первой инстанции согласился с налоговым органом, указав, что на основании подпункта 1 пункта 2 и подпункта 2 пункта статьи Налогового кодекса Российской Федерации суммы налога, ранее принятые к вычету при приобретении объектов основных средств, подлежат восстановлению пропорционально остаточной стоимости данных объектов.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя заявленные требования, отметил, что отходы лома, образовавшиеся из объектов основных средств в результате аварии, не являются специально произведенным обществом товаром и не представляют из себя товар, приобретенный для производства продукции.

Реализованные товары отходы в виде лома цветных металлов по своим функциональным и физическим характеристикам отличаются от объектов основных средств, в связи с чем обязанность по восстановлению налога, ранее принятого к вычету при приобретении объектов основных средств, у общества в рассматриваемой ситуации не возникла. Суд округа отменил постановление суда апелляционной инстанции, признав правильными выводы суда первой инстанции.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя постановление суда кассационной инстанции, отметила, что несовпадение предполагаемого использования товаров работ, услуг на момент применения налоговых вычетов и фактического способа распоряжения товарами, результатами работ и оказанных услуг, в той мере, в какой это свидетельствует о нарушении установленного пунктом 2 статьи Налогового кодекса Российской Федерации условия вычета, может влечь за собой необходимость последующей корректировки заявленных вычетов.

В целях такой корректировки положениями подпункта 2 пункта 3 статьи Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено восстановление принятых к вычету сумм налога, если приобретенные товары работы, услуги , в том числе основные средства, в дальнейшем начинают использоваться для осуществления операций, указанных в пункте 2 статьи Налогового кодекса Российской Федерации, не влекущих необходимость исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость при их совершении.

Особенностью основных средств при этом является то, что данные товары, как правило, предназначены для длительной эксплуатации в качестве средств производства, их стоимость переносится на стоимость произведенных товаров работ, услуг не единовременно, а по мере эксплуатации. Соответственно, в подпункте 2 пункта 3 статьи Налогового кодекса Российской Федерации закреплен механизм восстановления налога пропорционально остаточной стоимости объектов основных средств.

Однако из содержания подпункта 1 пункта 2 статьи , пункта 2 статьи Налогового кодекса Российской Федерации не вытекает, что право на вычет "входящего" налога, правомерно заявленное налогоплательщиком при приобретении объектов основных средств, утрачивается корректируется , если невозможность продолжения использования данных объектов для осуществления облагаемых налогом операций обусловлена не отказом налогоплательщика от дальнейшего ведения облагаемой налогом деятельности, в частности, при принятии решения о ликвидации организации, а наступлением неблагоприятных событий, сопутствующих ведению этой деятельности.

Таким образом, само по себе прекращение использования оборудования в связи с произошедшей на производстве аварией, не должно влечь корректировку восстановление налога, ранее принятого к вычету при приобретении объектов основных средств, в части, приходящейся на их остаточную стоимость. Учитывая, что при рассмотрении дела суды не учли изложенного и не дали оценку тому, привела ли производственная авария к прекращению деятельности налогоплательщика без возможности ее продолжения, либо у общества имеется намерение и способность возобновить совершение облагаемых налогом операций, преодолев последствия аварии, Судебная коллегия направила дело на новое рассмотрение.

При этом Судебная коллегия указала, что факт освобождения от налогообложения операций по реализации лома цветных металлов позволял ставить вопрос о корректировке налоговых вычетов по правилам подпункта 2 пункта 3 статьи Налогового кодекса Российской Федерации лишь в части стоимости металлолома, принятого к учету по результатам ликвидации объектов основных средств и реализованного.

Вменение арендодателю статуса предпринимателя по результатам налоговой проверки не должно приводить к исчислению налога на добавленную стоимость в повышенном размере дополнительно к сумме арендных платежей , который невозможно предъявить к оплате арендатору.

На протяжении - годов налогоплательщик предоставлял принадлежащие ему на праве собственности объекты недвижимого имущества в аренду обществу, полагая, что доход в виде арендной платы не связан с ведением предпринимательской деятельности, в связи с чем при оказании услуг по аренде не исчислял и не уплачивал налог на добавленную стоимость.

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2019)

Похищение у гражданина свидетельства о регистрации транспортного средства, водительского или пенсионного удостоверения, страхового медицинского полиса подлежит квалификации по ч. Установлено, что Т. Нападавшие убивали потерпевших и похищали из автомашин различное имущество, а также водительские удостоверения, свидетельства о регистрации транспортного средства, страховой полис, пенсионное удостоверение и паспорт. Указанные действия Т. Между тем паспорт, свидетельство о регистрации автомашины, водительское удостоверение, пенсионное удостоверение, удостоверение личности, страховой медицинский полис не относятся к числу официальных документов, ответственность за похищение которых наступает по ч.

Глава 2. Возникновение, изменение, отчуждение и прекращение вещных прав.

Признаки взаимозависимости лиц описаны в статье Но такого основания для взаимозависимости, как в Вашем случае, в законе не приведено. Однако в п. Если приобретенные Вами основные средства относятся к 1 или 2 амортизационным группам, то они не являются объектом налогообложения налогом на имущество, даже если куплены у взаимозависимого лица.

Закон КНР «О вещных правах»

На минувшей неделе депутаты в третьем чтении приняли законопроект о новом ожидаемом периоде выплаты накопительной пенсии. В году он составит месяцев вместо в Что это значит для будущих пенсионеров — расскажем. Кому положена накопительная пенсия С 1 января в России страховая и накопительная части пенсии преобразованы в отдельные виды пенсий: страховую и накопительную. Накопительная пенсия - это накопления, которые не тратятся на текущие выплаты пенсионерам и аккумулируются на личном пенсионном счете застрахованного лица. Накопительная пенсия назначается застрахованным лицам, имеющим право на страховую пенсию по старости, в том числе досрочно, при наличии у них средств пенсионных накоплений. Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Федеральная налоговая служба: Письмо № СА-4-7/26060 от 29.12.2018

В одном из первых дел, переданных в году на пересмотр, экономическая коллегия Верховного суда ВС столкнулась локальным форум-шопингом forum shopping — выбором наиболее благоприятного места для рассмотрения спора. Изменить суд, рассматривающий дело, решил обанкротившийся житель Московской области. В Законе о банкротстве запрета на это нет. Но, по мнению Внешэкономбанка, которому банкрот задолжал 6 млрд руб.

Федеральная налоговая служба направляет для использования в работе обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в четвертом квартале года по вопросам налогообложения. Положения пункта 25 статьи Налогового кодекса Российской Федерации не предполагают обложения налогом на имущество организаций объектов движимого имущества, которые до совершения сделки между взаимозависимыми лицами, реорганизации или ликвидации юридических лиц не признавались объектом налогообложения у первоначального предыдущего собственника, только лишь в связи с принятием такого имущества на учет в результате реорганизации или ликвидации юридических лиц, а также передачи имущества между взаимозависимыми лицами.

Докипедия просит пользователей использовать в своей электронной переписке скопированные части текстов нормативных документов. Автоматически генерируемые обратные ссылки на источник информации, доставят удовольствие вашим адресатам. Перейти к основному содержанию. Действующий Должностная инструкция главного бухгалтера кредитной организации Форма поиска Поиск.

Должностные обязанности бухгалтера по банковским операциям в бюджете

.

.

Можно ли получить накопительную часть пенсии за умершего мужа

.

в отношении движимого имущества, приобретенного у взаимозависимых лиц и В российской правовой системе реорганизация и ликвидация .. налога, ранее принятые к вычету при приобретении объектов основных банкротом и об открытии конкурсного производства банк-гарант.

.

Форум-шопинг при банкротстве граждан // Верховному суду предлагают считать переезд злоупотреблением

.

.

.

.

.

.

Комментарии 5
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. diadermame

    Здорово получается, как же они себя любят, чихнул заработал 2 года, пальцем тронул, получил 5 лет, а когда твою жену оскорбляют или на нее напали, или на тебя напали ты защищаешься и не дай бог нападающий пострадал тебя же и прикроют за превышение самообороны. Это нормально ?

  2. Куприян

    Ага не может государство справится нуну .нефти меньше себе в карман просто надо качать ! . чета раньше справлялось даже после войны 45 а щас бедненькое не справляется .обнищало .природные богатства в карман качают потому что которые ОБЩЕНАРОДНЫЕ а пенсионерам хуй без соли как деду с ёлочкой.

  3. Радован

    Лучше сразу отказаться от даных ложных показаний

  4. Розина

    Украина как полигон для экспериментов , народ подопытные крысы

  5. timisdowc

    Вопрос это как в 2к14 будут пацанов с маршруток снимать и в ато тащить таперь ?

© 2018-2020 gitaraufa.ru